GiF.Ru - Информагентство «Культура» Искусство России: Картотека GiF.Ru
АРТ-АЗБУКА GiF.Ru
АБВГДЕЁЖЗИКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЫ, Й, Ь, ЪЭЮЯ

  







Важное





Положение в современном московском искусстве напоминает фильм катастроф: цивилизация разрушена и люди вынуждены ютиться в руинах.

Нет, Москва, конечно, вполне цветущий город, и с каждым годом она становится все более и более уютной. Но вот искусство вообще и изобразительное в частности явно пребывает в руинированном состоянии: нет новых имен, еще сложнее со свежими идеями, закрываются галереи, мало эпохальных выставок. Москва превращается в среднестатистический европейский город: чуть поскучнее Парижа, чуть веселее Хельсинки. Искусству отныне отдан свой строго определенный сегмент жизни: оно перестало быть всей жизнью - единственно возможной областью безграничной творческой и экзистенциальной свободы. Оно утратило то центральное положение, какое занимало практически все годы советской власти, поэтому и все, в нем происходящее, кажется сегодня пресным.

Недолгий и воистину восхитительный ренессанс современное русское искусство пережило в 1991 году. Распадался СССР, агонизировала коммунистическая идеология. На улицах бушевали политические митинги, в магазинах было девственно пусто. Зато художественная активность била ключом. Во мгновение ока в Москве появилось два десятка частных художественных галерей, и все они наперебой устраивали вернисажи. Открылся Центр современного искусства, недалеко от Кремля, в полуразрушенном старом квартале. Молодые и амбициозные поселились в пустовавшем доме в Фурманном переулке и сделали из него художественную колонию наподобие знаменитых парижских мастерских "Ля Буш", где когда-то жал молодой Шагал.

Раушенберг, Тенгели, Юккер и многие другие мировые знаменитости показывали тогда в Москве свои огромные персональные выставки. Такого количества выдающихся художников, кураторов, искусствоведов мы больше не увидим в России никогда.

На наших глазах рушилась государственная система поддержки искусства - и мы все дружно приветствовали этот процесс. Искусство должно служить не идеологии, как было при социализме, а человеку, оно должно продаваться простым обывателям. В Москве прошла первая художественная ярмарка - молодые русские банки начали покупать произведения отечественных гениев - в надежде, что через 10-15 лет они станут мировыми звездами.

Немаловажный факт: весь этот безудержный художественный разгул проходил на фоне чрезвычайной дешевизны тогдашней жизни. Ежемесячная зарплата тогда была около 10 долларов. И картина, проданная эдак долларов за 200, позволяла три месяца жить припеваючи. Только ленивый в те благословенные времена не брал кисточку в руки.

Апофеозом этой художественной революции стал августовский путч 1991 года. В общем, он тоже походил на грандиозный хэппенинг (если бы не вполне реальные жертвы): тысячи людей мокнущие под дождем стояли вокруг Дома правительства живым ограждением. Были разобранные мостовые, снесенные памятники. Художники чувствовали себя на баррикадах как в родной стихии: галеристка Айдан Салахова, например, раздавала защитникам Белого дома горячие пирожки.

За прошедшие с тех пор 7 лет картина изменилась кардинально.

Во-первых желающих заниматься современным искусством стало несравненно меньше. Новая капиталистическая жизнь предоставляет куда больше возможностей для самореализации: самые талантливые и амбициозные люди идут нынче не в художники, а в банкиры. Упал и общественный интерес: "Новые русские" предпочитают вкладывать деньги в антиквариат. Кризис, разразившийся на художественном рынке в конце 1980-х, сказался на России самым фатальным образом: мы не успели выстроить свою систему приоритетов, создать мифологию вокруг современных художников. Коллекции, созданные за годы перестройки банками и фирмами сегодня практически не пополняются, а предпочтения государственных чиновников мало отличаются от вкусов прежних коммунистических вождей. Первый официальный художник России нынче - Зураб Церетели. За последние пет он исполнил практическим все крупные мемориальные проекты в Москве. Его стиль являет собой редкое сочетание гигантомании и пошлости.

Впрочем, любой кризис имеет и свои позитивные моменты. Из искусства ушли случайные люди, а те, кто остались, стали более здраво смотреть на свое ремесло. Многие помимо чисто художественных проектов занимаются рекламой, работают в журналах, осваивают Интернет преподают.

Единственной, пожалуй, звездой мирового класса, рожденной в пертурбациях перестроечных лет, стал Олег Кулик, совершенно выдающийся перформансист, сделавший впечатляющую акцию из собственной жизни. Он придумал себе сценический образ человека-зверя. В Роттердаме, на выставке "Манифеста-I" Кулик в течение месяца изображал "собаку Павлова" и жил "собачьей жизнью" - голый, в будке, на ошейнике. Над ним проводили научные опыты. Фоном происходящему служила драматическая музыка. Кулик воплощает фантом - мировое зло, которое раньше прочно ассоциировалось с СССР, а сегодня существует как бы само по себе, не привязанное к какому-либо конкретному государству-объекту, как артефакт.

Внутри страны медленно, но верно набирает силу феминистское движение. Феминистские выставки - пожалуй, самое интересное, что сейчас происходит в Москве. Например, художница Татьяна Антошина недавно показала проект: фотографические ремейки классических картин - "Девочка на шаре", "Завтрак на траве", "Олимпия" - где в образе главных героинь выступали обнаженные мужчины. Русский феминизм, в отличие от западного, не столь агрессивен. Во всяком случае пока. Тут предпочитают легкую иронию, причем мужская часть художественной тусовки с сочувствием относится к подобным проектам и принимает в них самое действенное участие.

Еще одна тема рефлексии для русских художников - власть. Если раньше русское искусство себя противопоставляло власти, то сегодня не против эту власть поработить. В избирательной кампании Бориса Ельцина были задействованы лучшие художественные силы, и даже лозунг "Ельцин - наш президент", обращенный в первую очередь к молодежи придумала художница Елена Китаева.

Игорь Гурович, один из самых знаменитых московских дизайнеров, создал отличный рекламный образ другому российскому лидеру Григорию Явлинскому. Стиль плакатов был выдержан в духе супрематизма - красные треугольники, зеленые квадраты на фоне черных кругов. После убедительной победы на выборах в парламент, Явлинский отказался от подобной, слишком, как ему казалось, агрессивной и молодежной стилистики - и на президентских выборах 1996 года безнадежно проиграл. (Хотя, конечно, его неудача зависела не столько от искусства, сколько от политических взглядов).

В московской художественной жизни необычайна велика роль галеристов. Русские галеристы - не столько бизнесмены, сколько энтузиасты. Они нередко провоцируют и поддерживают чисто некоммерческие начинания.

Один из таких лидеров - галерист Марат Гельман. Его отличает редкая социальная активность, он постоянно подбивает художников откликаться на самые животрепещущие события. По его инициативе был проведен референдум - москвичи хотели убрать из центра города один уродливый недавно воздвигнутый памятник. Сегодня Марат ведет переговоры с правительством Москвы - хочет сделать экспозицию современного искусства в одном из самых больших столичных магазинов.

Динамично развивается и мультимедийная область. Художники, использующие телевизионные и компьютерные технологии, сгруппировались вокруг "ТВ-галереи". Ее владелица - Нина Зарецкая, привлекла их к работе над старейшей программой отечественного телевидения "Очевидное-невероятное", рассказывающей о тайнах естествознания. Союз современного искусства с академической наукой (делают передачу профессиональные ученые) стал на редкость плодотворным.

Еще одна очаровательная московская галеристка (и отличная художница) - Айдан Салахова - делает ставку на молодые имена, на двадцатилетних представителей рейв-культуры. В 1996-м году погиб один из ее протеже - 26-летний чрезвычайно талантливый художник Михаил Ухов.

Наконец, нельзя не упомянуть о московском Доме фотографии и его директоре Ольге Свибловой. Третий год подряд г-жа Свиблова проводит в Москве Международный фестиваль фотографии: весной, в течение месяца, в Москве проходит более сотни фотографических выставок. Подобная крупномасштабная акция, во-первых, сделала ультрамодной само искусство фотографии, а, во-вторых, открыло нам много забытых имен отечественных фотографов.

Короче, художественная жизнь в России если и не бьет ключом, то упорно сочится сквозь камни. Понадеемся, что система естественных фильтров, очистка трудностями, сделают этот источник только более прозрачным.

30.10.1998



















Copyright © 2000-2007 GiF.Ru.
Сайт работает на технологии  
Q-Portal
АВТОРЫ СЛОВАРНЫХ СТАТЕЙ

Макс ФРАЙ, Андрей КОВАЛЁВ, Марина КОЛДОБСКАЯ, Вячеслав КУРИЦЫН, Светлана МАРТЫНЧИК, Фёдор РОМЕР, Сергей ТЕТЕРИН

ДРУГИЕ АЗБУКИ

Русский мат с Алексеем Плуцером-Сарно, Постмодернизм. Энциклопедия. Сост. А.А.Грицанов, М.А.Можейко, Крымский клуб: глоссарий и персоналии, ArtLex - visual arts dictionary, Мирослав Немиров. "А.С.Тер-Оганьян: Жизнь, Судьба и контемпорари арт", Мирослав Немиров. Всё о поэзии, Словарь терминов московской концептуальной школы, Словари на gramota.ru



Идея: Марат Гельман
Составитель словаря: Макс Фрай
Руководство проектом: Дмитрий Беляков