GiF.Ru - Информагентство «Культура» Искусство России: Картотека GiF.Ru
АРТ-АЗБУКА GiF.Ru
АБВГДЕЁЖЗИКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЫ, Й, Ь, ЪЭЮЯ

  







Арт-критика





ФЕМИНИЗМА

В какой области у нас мог появиться цивилизованный феминизм, то есть разговор о гендерных проблемах одновременно с женской точки зрения и с человеческим лицом? На Западе этот дискурс тесно переплетен с социологией и антропологией, науками в нашем отечестве не слишком продвинутыми. У нас, казалось бы, продвинута литература, но социальная ее база в последние десятилетия резко маргинализировалась, и, может быть, поэтому филологический наш феминизм никакими особыми успехами похвастать не может. В результате нелегкую ношу - вырабатывать специфически женский дискурс - пришлось взвалить на свои хрупкие плечи кариатиде актуального искусства. Это и правильно: актуальный арт, который не мыслит себя вне рефлектирующей позиции, не доверяет высказыванию "на голубом глазу", превносит в феминизм то, чего ему обычно не хватает: иронию. Еще этому слову не хватает женского рода: конечно, лучше бы звучало "феминизма"...

Женщина вышивает и стелит
Ирина Вальдрон


Ирина Вальдрон вышивает огромные покрывала с портретами Пушкина, со сценами из его жизни, со своей редакцией "донжуанского списка" и т.д. Она стелит постель главному русскому (мужчине) - именно так, в скобках, поскольку из посмертного мифа о Пушкине его маскулинность удивительным образом улетучилась. К тому факту, что он покорил десятки женских сердец, пушкинский миф относится снисходительно: ну, поэт, существо безответное. Пушкиным как мужчиной потомки не восхищаются. Разве что Ахматова ревновала его к Гончаровой, но и эта ревность была какая-то... поэтическая. То есть, ненастоящая.

Я часто думаю: вот оживи Пушкин, явись в наш мир, увидь празднование двухсотлетия, окажись в специальном пушкинском зале какой-нибудь библиотеки... Если бы он не сошел с ума от размаха посмертной памяти, то, наверное, остался бы доволен: наш первый поэт был вполне тщеславен. Но книгами долго сыт не будешь: даже воскресшему духу нужно место, чтобы преклонить голову. И тогда придут на помощь покрывала Ирины Вальдрон.

Женщина защищает
Алена Мартынова


Алена Мартынова представляет, как бы она устроила юдоль заключенных, "уродливую и бездуховную, не только не способствующую исправлению оступившегося человека, а, наоборот, навсегда вовлекающую его в порочный круг уголовной жизни": превратила бы колонии в монастыри. С переписыванием церковных книг и спецбригадами имени Ослябы и Пересвета. Много ли у художницы возможностей, много ли вообще у женщины сил что-то налаживать в жестоком мужском мире?

Как считать - много или мало - неизвестно. Важно, что есть кто-то, готовый отдать ВСЕ силы. Постоянный мотив творчества Алены Мартыновой - отдать себя. В случае с картинами, сделанными из колготок, она буквально реализует метафору "снять с себя последнее"...

Женщина обольщает
Татьяна Либерман


Соблазнение, как известно, этот система уловок, покровов, намеков, зеркал. Голая, допустим, женщина, не является соблазняющей - а только соблазненной или соблазнившей.

Татьяна Либерман фотографирует фрукты, похожие на половые орuаны. Ее упражнения с плодами - хитрости с ракурсами - похожи на упражнения одного возбужденного голого тела с другим - так повертеть, эдак, добиваясь особо лакомой позы (или же разрешая странную задачу - а как может выглядеть симулякр?).

Но Либерман действует не "голыми руками" или "голым глазом, она вооружена абcтрагирующей техникой: фотоаппаратом. Фотоаппарат уверяет человека в том, что природа создана так, чтобы подкладываться под наш глаз (такой оптический антропоцентризм), то есть производит не эротику, а мысль об эротике. Кроме того, чтобы переадресовать желание с человеческого объекта на фруктовый, надо иметь представление о некоей автономности желания, его внешней по отношению к объекту природе. Манипулировать желанием - не самая ли это сильная способность женщины.

Женщина рожает
Наталья Турнова


Самая сильная, конечно, это способность рожать. "Нет чуда рождения ребенка. Есть способ вытащить его наружу. Живым. Не по частям. Гинекология - изнанка любви, ее лягушачья шкурка. Она остается даже тогда, когда и любовь, и секс уже давно прошли". Такой серьезной, грузящей подтекстовкой сопровождается проект Натальи Турновой, посвященный родам.

Таинство родов бесконечно пережевывается во всех доступных нам агрегатах рефлексии. Женщины рассказывают о кошмарной боли, некоторые из них умирают, роды перестают быть таинством, их снимают на пленку, пускают в палату мужей, кто-то рожает в воду, кому-то делают кесарево сечение, но никакие возвращения к теме не выглядят цитатой или повтором. Так Андрей Зорин писал когда-то, что крик "а-а-а" - вот текст, звучавший миллиарды раз, но никого из кричащих вновь нельзя заподозрить в аллюзии на предшественников.

Родовая боль подлежит бесконечной, как игра означающих, тематизации: она тянется через времена года и части света непрерывной линией жизни, уходящей в перспективу. Наталья Турнова выбрала кричащий знак - грубая деревянная скульптура. Настолько языческая по форме, что фигуры кажутся ритуальными; назначение их - облегчать боль рожениц, впитывать в свое дерево часть чужой живой боли. И настолько нереально яркая, глянцевая, птючовая по расцветке, что замысел кажется порожденным мозгом, страдающим и успокаивающимся под действием крепкой анестезии. "Твоя первая кукла", - говорят мамы девочкам, да и мальчикам тоже. Турнова делает нулевые куклы.

Женщина играет
Татьяна Антошина


На статуэтке Антошиной, иллюстрирующей акцию Бренера на Лобном месте, художник изображен большим, а все остальное - собор, милиционер - очень маленьким. Кажется, Антошина воспела с благоговением силу духа настоящего богатыря. Но тут скрывается фокус: Бренер, большой относительно собора, очень мал относительно рук своей создательницы. Она лепила его, баюкала в ладонях, разглядывала, вертела пред светом... Есть версия, что женщина хочет быть ребенком в руках мужчины, есть версия, что она хочет быть его любимой куклой, но, так или иначе, ей нужно, чтобы он с нею/ею играл. Антошина зеркально переворачивает этот сюжет, и кажется, что архетип именно таков: действительно, женщине ведь естественнее пеленать или возиться с куклой

Вот Антошина и играет. Прячет в цветок, словно дюймовочку, ставит на шар вместо девочки Пикассо, - короче, тютюкает. И очень это у нее получается весело и светло.

Женщина кривляется
Людмила Горлова


Женщине, вообще, свойственно кривляться: во всяком случае, литература с кинематографом учат, что кривление составляет едва не центральную ее сущность и ценность. Однако на "художественной сцене" женщин-кривляк мало. Понятно, почему: в "контемпорери арт" высок авторитет иронии, подразумевающей лесенку саморефлексий, а непосредственное выражение чувств долгое время казалось старомодныи и неинтеллектуальным. Сейчас, впрочем, ситуация меняется, искренность снова в фаворе (и, например, Александр Шабуров делает потрясающую серию автопортретов "Непосредственное выражение чувств" - появление его в женской главе оправдают скобки), но кривляк, клоунесс, бесшабашных-безбашенных девок по-прежнему пока еще немного. Из мировых звезд с ходу вспоминаешь только Пипилотти Рист, из наших - Людмилу Горлову (и, наверное, группу "4 высота", которая работает мало). Недавно Людмила получила солидную международную премию по современному искусству: скорее всего случайно (работа всех подобных институций есть лотерея, на которую, однако, можно повлиять хитрыми стратегиями), но нам ничто не мешает предположить, что итальянские коллеги сознательно поддержали именно то, чего искусству не хватает.

Женщина накрывает стол
Татьяна Назаренко


К этой мирной и самой обыденной (обеденной) женской задаче Татьяна Назаренко в проекте "Московский стол" отнеслась с недамскими жесткостью и размахом. Назаренко накрыла стол Москвой. Храмом Христа Спасителя и зоопарком, проститутками с Тверской и черной икрой, Петром первым и поросенком, Макдональдсом и водкой "Нарком". Но московский стол - при всей своей пышности - "для всех" именно что лишь на картинке. Или как в поговорке про око и зуб. Как рядовому зрителю не принадлежит новая навороченная архитектура, так и мне не съесть картонного ананаса.

В сущности, это попытка остановить на скаку коня: просто и эффектно деконстуировать мыльный пузырь лужковской Москвы. И при этом создать реальный объект: операция деконстурции в натуре оборачивается очень милой конструкцией.

Женщина кормит
Мария Чуйкова


Работ Марии Чуйковой нет на этой выставке, и их в принципе нельзя представить на выставках, но в разговоре о женском искусстве их нельзя не упомянуть.

Естественный предел искусству дает желудок: Чуйкова накрывает на стол в прямом смысле слова. То есть - накрывает его для пищи. Последние пару лет в разных залах и галереях Москвы она созывает гостей на "пищевые перформенсы": кормит общественность борщем или пельменями, пловом или блюдами тибетской кухни.

Естественное искусство - какой славный апофеоз опытов актуального арта по неразличению реальности и симулякра!

2.10.2000



















Copyright © 2000-2007 GiF.Ru.
Сайт работает на технологии  
Q-Portal
АВТОРЫ СЛОВАРНЫХ СТАТЕЙ

Макс ФРАЙ, Андрей КОВАЛЁВ, Марина КОЛДОБСКАЯ, Вячеслав КУРИЦЫН, Светлана МАРТЫНЧИК, Фёдор РОМЕР, Сергей ТЕТЕРИН

ДРУГИЕ АЗБУКИ

Русский мат с Алексеем Плуцером-Сарно, Постмодернизм. Энциклопедия. Сост. А.А.Грицанов, М.А.Можейко, Крымский клуб: глоссарий и персоналии, ArtLex - visual arts dictionary, Мирослав Немиров. "А.С.Тер-Оганьян: Жизнь, Судьба и контемпорари арт", Мирослав Немиров. Всё о поэзии, Словарь терминов московской концептуальной школы, Словари на gramota.ru



Идея: Марат Гельман
Составитель словаря: Макс Фрай
Руководство проектом: Дмитрий Беляков