GiF.Ru - Информагентство «Культура» Искусство России: Картотека GiF.Ru
АРТ-АЗБУКА GiF.Ru
АБВГДЕЁЖЗИКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЫ, Й, Ь, ЪЭЮЯ

  







Арт-критика





Выставка-ретроспектива (Мраморный дворец)

Лучший способ понять философа – внимательно и не одиножды прочесть его труды. Критика и философия о философии – препятствия на пути к пониманию, ложные тропы, которые могут увести весьма и весьма далеко от сути. Истина всегда субъективна и потому множественна, но истины рождаются лишь в спорах с первоисточником. Эдуард Штейнберг – художник-философ и, если позволите, атомист, избравший живопись средством выражения идей. Его творчество, в отличие от первосвященника супрематизма Малевича, с которым неизбежно сравнивают маэстро, не умозрительно. Штейнберг чрезвычайно деликатен и молчалив. Он не любит лозунгов, громких высокопарных изречений, избегает повелительного наклонения. Его картины нужно внимательно разглядывать, препарировать глазом, его живописную философию наблюдать. Выставка-ретроспектива Эдуарда Штейнберга, открывшаяся 7 июля в Мраморном дворце, предоставляет такую возможность. Она интересна и необыкновенно свежа.

Экспозиция построена в обратном порядке – от последних по времени работ (конец 1990-х и начало 2000-х) к полотнам 1960-х. Такое экспозиционное построение видится неслучайным, так как обратный порядок, спиралеобразное движение вглубь по кругам мироздания, попытки "дойти до самой сути", до атома, до кванта – основа творчества Эдуарда Штейнберга.

К своей философской метагеометрии художник пришел лишь в 1970-е годы. До этого были работы, в которых можно увидеть влияние Сезанна, немецких экспрессионистов, Фалька, Лентулова.

В 1960-е годы он писал удивительно плотно, смело, нервно. Его ранние фигуративные полотна ("Дворник" 1962, "Татарская свадьба" 1961-1962), выставленные в последнем шестом зале, это жир и соль русской земли. Штейнберг образца 1960-х необычайно материален, физиологичен. Переход к чистым, незамутненным геометрическим формам, философской метагеометрии начался с середины 1960-х. "Композиция с рыбой" (1966) и многочисленные "Композиции" тех лет написаны все еще в старой смелой, плотной манере, но координально изменились палитра и содержание полотен. Штейнберг открывает для себя мир горний, мир "духовной геометрии", бесконечный в своих перерождениях.

Что же такое "философия по Штейнбергу"? Вопрос, который имеет тысячи ответов и, как следствие, тысячи истин.

В двух словах – конечность жизней и бесконечность жизни, мир дольний и мир горний, монады и сущее, атомы и тела, из них состоящие.

Любые сравнения одного философского учения с другим весьма условны. Тем не менее, они необходимы. Думается, наиболее близкими к философской физике Эдуарда Штейнберга являются трактаты Демокрита о первичных и вторичных качествах вещей, пифагорейский математический символизм, философская система Лейбница.

Конечность жизней по Штейнбергу определяет бесконечность жизни микромира. Последний представляет собой пустоту, в которой свободно парят атомы. Символ этого мира – круг (в этом, кстати, мне видятся параллели в русскими космистами, в живописной философии которых окружность и лента Мебиуса являлись метафорами бесконечности). В микромире не действуют законы гравитации, невозможна ось координат "ab". Пространство бесконечно. Это мир четвертого измерения. Геометрические формы накладываются или свободно парят, проникая друг в друга. Трудно согласиться с А. Боровским, написавшим в статье к выставочному каталогу, что картины художника "кишат существами-знаками". "Кишение" было свойственно полотнам Штейнберга начала-середины 1960-х. В мире метагеометрии 1970-х и далее возможны лишь пустота и свободное парение. Как говорит сам маэстро: "Я люблю дышать свободно".

Полотна художника – образные иллюминаторы, точнее глазки микроскопа, сквозь которые осуществляется визуальное соприкосновение с микромиром Штейнберга. Глубина, бесконечность и вариативность этого пространства переданы художником не только посредством тонких колористических переходов и наложений цветовых плоскостей, но и особой техникой – мастер пишет геометрические фигуры по трафаретам и, подобно Марку Ротко, оставляет между поверхностью холста и вписанными треугольниками, отрезками, окружностями едва заметные белесые промежутки. Получается эффект солнечного затмения, срезы фигур превращаются в щелки, сквозь которые "истекает" свет иного мира. Микромир оказывается макромиром с бесконечным количеством оболочек-эпителиев.

Окружность – метафора бесконечности микромира. Линии, вернее, геометрические отрезки, кресты и квадраты – символы конечности человеческого существования. Отрезки (часто парные) квадраты и кресты напоминают ось координат "ab" – как длина и высота плоского понятного земного бытия. Часто эти геометрические фигуры сопровождаются лаконичной чередой цифр – "1920 – 1982", "1968 – 1986", "1936 – 1983". Начало и конец чьей-то жизни, имена, стертые временем лица – чувство, что идешь меж старых деревенских покосившихся крестов. "Анша", "Зайцевы", "Фиса из города Семенова"... Жизнь, уход из нее и возвращение к ней. Бесконечная череда поколений, вечная жизнь в уходящих жизнях. Общефилософский метафизический принцип непрерывности и вариативности – фундаментальный в философии Эдуарда Штейнберга.

Из окружности отделяются два отрезка (к примеру, "Композиция" 1998), соединяющиеся в новую ось координат, которая также может напомнить часовой циферблат ("Композиция" 2003), в новую жизнь ("Композиция" 1995, "Композиция" 1998); ось координат, постепенно трансформирующаяся в крест – конец жизненного пути, ушедшее в вечность поколение безвестных нам людей ("Зайцевы" 1986, "Композиция (памяти Ротко)" 1999, "Памяти Микаэлы" 2000). И вот вновь парение фигур-щелок, их взаимопроникновение, вечное множество атомов, свободно перемещающихся в демокритовской пустоте; новая система координат...

Вероятно, наиболее показательным является триптих "Композиция 1, 3", который прекрасно иллюстрирует наши слова. На правом со стороны зрителя холсте прочерчена лишь линия горизонта и в правом нижнем углу – два небольших отрезка с цифрами "1" и "3". Это визуальная метафора начала человеческой жизни. На центральном полотне почти все пространство отдано оси координат и вписанному в нее квадрату. Заметим, что вся эта композиция не пересекает линию горизонта, то есть небо четко отделено от земли, действуют силы гравитации. Это посюсторонний мир. Последняя часть триптиха представляет собой черный фон, на который наложены дуга, полусфера и отрезок светлых тонов, свободно парящие и проникающие друг в друга. Нет ни линии горизонта, ни оси, ни цифр. Перед нами метафора потустороннего мира, мира горнего, духовного.

Эдуард Штейнберг фаталист и созерцатель, пифагореец, физик, теоретик, мыслитель. По духу ему ближе не ницшеанствующий малевичский Ubermensch, а умиротворенный Маленький принц Экзюпери, восхищенно наблюдающий планеты. Микромир Штейнберга – мир квантовой физики, всепоглощающая и животворящая пустота.

Малевича манил огромный холодный бесчеловечный универсум, макромир, антигуманное, звенящее, беспорочное "сверх". Штейнберг, напротив, весьма внимателен к человеку и человеческому. Художники двигались в противоположных направлениях, смотрели по-разному, но видели одно. Малевич стремился вверх, в будущее (с помощью скорости), Штейнберг – вниз (внутрь), в прошлое (посредством памяти). Малевич глядел в телескоп и созерцал универсум, Штейнберг глядит в сверхточный микроскоп и наблюдает мир атомов, вернее, мир квантов. Квантовая физика и абстрактная живопись – сестры-близнецы. Однако малевичское "сверх" и штейнберговое "внутри" суть одно и то же. Будущее и прошлое, макромир и микромир, галактики и кванты – все это лишь парные определения одного означающего – бесконечного и непознаваемого космоса.

14.09.2004



















Copyright © 2000-2007 GiF.Ru.
Сайт работает на технологии  
Q-Portal
АВТОРЫ СЛОВАРНЫХ СТАТЕЙ

Макс ФРАЙ, Андрей КОВАЛЁВ, Марина КОЛДОБСКАЯ, Вячеслав КУРИЦЫН, Светлана МАРТЫНЧИК, Фёдор РОМЕР, Сергей ТЕТЕРИН

ДРУГИЕ АЗБУКИ

Русский мат с Алексеем Плуцером-Сарно, Постмодернизм. Энциклопедия. Сост. А.А.Грицанов, М.А.Можейко, Крымский клуб: глоссарий и персоналии, ArtLex - visual arts dictionary, Мирослав Немиров. "А.С.Тер-Оганьян: Жизнь, Судьба и контемпорари арт", Мирослав Немиров. Всё о поэзии, Словарь терминов московской концептуальной школы, Словари на gramota.ru



Идея: Марат Гельман
Составитель словаря: Макс Фрай
Руководство проектом: Дмитрий Беляков