GiF.Ru - Информагентство «Культура» Искусство России: Картотека GiF.Ru
АРТ-АЗБУКА GiF.Ru
АБВГДЕЁЖЗИКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЫ, Й, Ь, ЪЭЮЯ

  







Арт-критика





Он покинул СССР шестнадцать лет назад великим художником. Теперь он вернулся в Россию в том же качестве со своей женой и новым соавтором Эмилией Кабаковой.

Как стало известно редакции "МН", Илья Иосифович Кабаков – великий художник. И имеет полное и безусловное право выставляться в самом Государственном Эрмитаже, где на этой неделе открылась его выставка "Случай в музее", организованная совместно с фондом Соломона Гуггенхайма. Художник приехал в Россию со своей женой и соавтором Эмилией Кабаковой.

Один из отцов-основателей московского концептуализма покинул СССР в 1988 году и с тех пор на родных просторах не появлялся. Хотя его присутствие в местной художественной жизни ощущалось едва ли не ежедневно. Более всего обсуждалась его неожиданная и неописуемая всемирная слава. Его имя неизменно фигурирует в первых строчках всех художественных рейтингов. Его выставки проходят во всех крупнейших музеях. Его называют своим учителем все современные художники. О встрече с ним мечтает всякий прогрессивно мыслящий деятель современного искусства.

Необычайно интригующим вопросом остается: почему это так?

За прошедшие полтора десятилетия в России прошло несколько выставок Кабакова, но там, главным образом, показывали работы советского периода. Их общий пафос – переживание здешнего опыта, метафоризация коммунальной жизни. Один из ключевых текстов Кабакова – "расписание выноса помойного ведра по дому N 24, подъезд N 6, улица им. В. Бардина ЖЭК N8 Бауманского района". Изготовленный на огромном стенде подробный график избавления от отходов на шесть лет, с указаниями фамилий жильцов, дат и часов. Вымышленные персонажи – обитатели московских коммуналок и были главными героями Кабакова. В сознании просвещенной публики сложился образ художника как нового исследователя внутренней жизни "маленького человека". Кабакова до сих пор третируют именами Гоголя, Кафки и подобных им человеколюбцев. Однако его прародители, скорее, обэриуты и другие творцы мизантропического направления.

На Западе Кабаков прославился так называемой тотальной инсталляцией. Этим несколько туманным термином называется созидаемое художником пространство, навязывающее зрителю метафизические переживания. Это может быть знаменитый туалет, показанный в Касселе, – дверь с литерами "М" и "Ж", за которой открывался натюрморт типичной коммунальной квартиры. А может быть "Красный павильон", ставший одним из экспонатов венецианской биеннале, – захламленная строительная площадка, в дальнем углу которой – маленькая будочка, украшенная красными звездами и гербом Советского Союза. Такого рода публицистический накал все еще тревожит душу нашего соотечественника. И популярность Кабакова здесь объяснению поддается. Но вот чем этот многофигурный "Памятник исчезнувшей цивилизации" привлекает западного человека, так и остается для нас загадочным.

Этим же вопросом обеспокоены и некоторые авторы каталога, изданного к эрмитажной выставке. Вследствие риторической кудреватости нового кабакознания пересказать изложенные соображения крайне затруднительно. Едва ли не самым прозрачным следует признать тезис одного из кураторов выставки Джермано Челанта, утверждающего, что всемирно-историческое значение Тотальной Инсталляции заключается в том, что она предлагает наиболее "подходящий способ выйти в пространство общей, разделяемой всеми окружающими чувствительности". По-видимому, в этой формулировке содержится намек на тщетно скрываемую подоплеку западного интереса к России, крепко настоянного на странном мазохизме. Когда все уродливое и нелепое, тягостное и удручающее представляется порождением специфической русской духовности. То есть творчество Кабакова по-прежнему воспринимается в социально-этических категориях.

Что забавно по двум, как минимум, причинам. Во-первых, социальный материал, которым манипулирует Илья Кабаков, отошел в историю. Во-вторых, сам мастер категорически уклоняется от обсуждения провокационных вопросов о прошлом и настоящем Родины и говорит только о пространстве, композиции и прочих формальных предметах. Можно предполагать, что именно по этой причине он свел к минимуму общение с циничными российскими журналистами. Тем более что сегодня в актуальную сферу тотальной инсталляции вторгаются "новые персонажи" и совершенно другой, но ничуть не менее экзотический, социум. На специальном превью выставки можно было наблюдать некоторое скопление людей, естественной средой обитания которых был бы, скорее, ювелирный салон. Величие Кабакова в том, что даже с ними он способен вести диалог. Пожалуй, здесь и кроется разгадка успеха. Основополагающая черта поэтики Кабакова – предельная внятность, определенность и недвусмысленность метафорического высказывания. Его может понять всякий желающий. В этом его отличие от большинства современников. В этом же его скрытая полемика с порожденным им концептуализмом, который все еще гордится своей абсолютной герметичностью.

Свою великую приспособляемость и открытость миру Кабаков ярко продемонстрировал, когда сумел обаять один из величайших классических музеев и вписаться в его пространство.

Инсталляция, которую Кабаков показал в Санкт-Петербурге, и называется "Случай в музее". В ней сконцентрированы смыслы, которые Илья Кабаков продуцировал и исследовал многие годы. Главным субъектом культуры является не творец и не шедевр, но зритель-соучастник. Он элегантно доказал, что в таком пространстве нет противоестественных связей и неприемлемых элементов. Для всего найдется законное неоспоримое место.

Не существует противопоказанного Кабакову контекста, во все времена во всех странах он оказывается кстати. И даже в России после шестнадцатилетнего отсутствия, где воспоминания о советских реалиях уже почти развеялись.

Проверка на столичность

Михаил Пиотровский – специально для "МН":


- Движение времени многое разъясняет в причудливых поворотах искусства. Работы Ильи Кабакова, не только казавшиеся, но и бывшие острым социальным манифестом, приобрели сегодня совершенно новую актуальность. В них родилось острое философское звучание, они стали глубокими размышлениями о жизни вообще, а не только о диалектическом сочетании утопии и быта. Для нашего музея эта выставка важна по нескольким причинам. Во-первых, нам очень приятно, что Илья Кабаков вернулся в Россию именно с помощью Эрмитажа. Во-вторых, в залах Эрмитажа скопилось много всяких тайн, и Илья Кабаков сумел замечательно с ними сыграть. И с помощью Кабакова мы начали проникать в исторические загадки здания Главного штаба, которое музей только начал осваивать. И мы многое поймем благодаря этой выставке. Я надеюсь, что художник простит нас за желание воспользоваться силой его творений в собственных целях. Кроме того, взаимодействие с явлениями современного искусства – важный опыт для сотрудников. Еще недавно наши хранительницы норовили перевернутые стулья из инсталляции Кабакова поставить "как принято". Особенно существенно, что с подарков Кабакова музею начнется формирование коллекции искусства конца ХХ века. Выставка Ильи Кабакова – проверка Петербурга на звание культурной столицы. Если зрители придут – все в порядке. Если нет – увы...

25.06.2004



















Copyright © 2000-2007 GiF.Ru.
Сайт работает на технологии  
Q-Portal
АВТОРЫ СЛОВАРНЫХ СТАТЕЙ

Макс ФРАЙ, Андрей КОВАЛЁВ, Марина КОЛДОБСКАЯ, Вячеслав КУРИЦЫН, Светлана МАРТЫНЧИК, Фёдор РОМЕР, Сергей ТЕТЕРИН

ДРУГИЕ АЗБУКИ

Русский мат с Алексеем Плуцером-Сарно, Постмодернизм. Энциклопедия. Сост. А.А.Грицанов, М.А.Можейко, Крымский клуб: глоссарий и персоналии, ArtLex - visual arts dictionary, Мирослав Немиров. "А.С.Тер-Оганьян: Жизнь, Судьба и контемпорари арт", Мирослав Немиров. Всё о поэзии, Словарь терминов московской концептуальной школы, Словари на gramota.ru



Идея: Марат Гельман
Составитель словаря: Макс Фрай
Руководство проектом: Дмитрий Беляков