GiF.Ru - Информагентство «Культура» Искусство России: Картотека GiF.Ru
АРТ-АЗБУКА GiF.Ru
АБВГДЕЁЖЗИКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЫ, Й, Ь, ЪЭЮЯ

  







Арт-критика





- Какая вещь была самой первой в вашей коллекции ?

- Точно не помню. Думаю, какая-нибудь ранняя Кости Звездочетова, года 82-го.

- Все вещи в вашей коллекции – подарки ?

- Нет, почему же. Что-то я покупал, за смешные по нашим временам деньги – 10-20 рублей. Звездочетовские работы, наверное, столько стоили. А вот "Жизнь и смерть Черного квадрата" Никиты Алексеева я купил у него за 50 рублей. Он мне говорил: "Ты с ума сошел, я бы тебе так отдал". Тогда это были большие деньги, у меня зарплата была 72 рубля в месяц.

- А где вы работали, если не секрет ?

- Я с 1982-го года работал в издательстве "Мир". Меня устроил туда художник Александр Юликов, это произошло после обысков в квартире Никиты Алексеева, который устроил у себя дома первую в Москве галерею современного искусства "APTART", совершенно некоммерческую, естественно, в которой выставлялась в том числе и группа "СЗ", то есть Виктор Скерсис и я. Нам тогда клеили статью за тунеядство. И Юликов привел меня к главному художнику издательства "Мир" Максиму Жукову, сказав, что у мальчика, мол, проблемы, нужно его устроить на работу. Максим Жуков был одним из лучших советских книжных художников, он был главным художником издательства "Искусство", собственно, он его и сделал. Потом он уехал в Нью-Йорк, работал в ООН (его отец был знаменитым политическим обозревателем), а затем вернулся и стал работать в этом самом издательстве "Мир". Он спросил меня – а что ты, собственно, умеешь делать? И я вместо диплома художественного факультета МГПИ показал ему свои концептуальные работы того времени – например, снимки, где у меня на спине стоит множество фарфоровых слоников. И Жуков сказал: "Ну что же, приходи завтра". В издательство меня взяли художественным редактором. То есть я смог давать работу моим коллегам-художникам. У меня даже выходили книги, оформленные Володей Сорокиным, – он начинал не как писатель, а как художник. И это была отличная школа – куда лучше, чем у многих ребят, окончивших Полиграфический институт. Все издания, которые я потом делал – в том числе свой журнал "Пастор", – получились только благодаря школе Максима Жукова.

- Чем коллекция художника отличается от собрания частного коллекционера или музея ?

- В моем случае все очень просто. Я был первым коллекционером, начавшим собирать искусство нашего поколения. Я сразу понял, что все мое окружение – гениальные художники, мне и в голову не приходило, что они могут делать нечто малозначительное, я не сомневался, что они войдут в историю. И, может быть, после того, как кто-то впервые подарил мне свою работу, я понял, что должен собирать их искусство. У меня вообще архивное сознание. Я собирал искусство практически в процессе его создания, причем у меня была возможность отбирать не второстепенные, а лучшие работы, то, что мне действительно нравилось, то, о чем все говорили, например, на выставках в том же "APТART". Конечно, бывали великие коллекционеры с чутьем, которые могли оценить гениальность искусства, создававшегося прямо на их глазах. Но все же лучше это ощущает человек изнутри, участник процесса, тот, кто может наблюдать и реакцию самого художника, увидеть, что действительно нравится самому автору.

- А часто ли художники выступают еще и как коллекционеры ?

- Довольно часто. Из художников моего круга свои коллекции собирают Юрий Альберт, Андрей Монастырский – у него небольшая, но очень интересная коллекция объектов, в которой есть очень странные, необычные работы. Свои собрания есть у Владимира Немухина, у Гриши Брускина. Да и на Западе коллекции художников – не редкость. Еще Марсель Дюшан покупал и продавал работы своих друзей-художников. Своих современников собирал Энди Уорхол, причем это были не только его знаменитые коробки – "капсулы времени", которые он набивал чем под руку попадется, а настоящая серьезная коллекция. Огромное собрание есть у Джулиана Шнабеля – он недавно показывал его в Дюссельдорфе.

- Дэмиен Херст так же увлеченно собирает искусство – причем как современное, так и старинное. Он даже делал концептуальную выставку произведений из своей коллекции, своего рода кураторский проект. Насколько художник, собирающий искусство, способен избежать искушения превратить свою коллекцию в собственное произведение ?

- В моем сознании художник и коллекционер, художник и архивариус все время конкурируют, но все же художник никогда не берет верх. Многие художники, например, Илья Кабаков или Кристиан Болтански, занимались имитацией архивов. А знаменитый бельгийский художник Марсель Бротарс создал своего рода имитацию музея – так называемый "Музей орлов", составленный из всевозможных изображений орлов. Все вещи в нем были подлинными – своего рода реди-мейды, но при этом это был, конечно, не настоящий музей, а его произведение. Мой же архив, как и моя коллекция, – самые настоящие. В нем нет сделанных мной имитаций. Я показываю подлинные вещи, реальный художественный процесс. Я играю роль коллекционера, но я не симулирую ее и не превращаю мою коллекцию в мое произведение. И художники прекрасно понимают, что я не использую их имена в моих интересах. Да, это мое мнение, мой выбор, мой вкус – но это можно сказать и в отношении любого коллекционера.

- Вы продолжаете пополнять ваше собрание ?

- Да. Мне часто дарят работы к выставкам, которые я делаю. Вот, например, Наталья Абалакова и Анатолий Жигалов подарили мне видеоинсталляцию, представленную на нынешней выставке в ГЦСИ. Их работа была мне здесь необходима. У меня перед ними чувство вины, потому что я не включил их в книгу "Московский концептуализм", которую мы сделали с Екатериной Деготь. А ведь они – очень значительные фигуры московского искусства, весьма радикальные и последовательные художники. Авторы такого уровня заслуживают монографий, музейных персоналок. Жигалов и Абалакова были очень активными участниками художественного процесса 80-х годов. В их квартире в Орехове-Борисове проходили в том числе многие акции "СЗ".

- А на ком замыкается круг интересных вам людей? Ведь в вашей коллекции нет, скажем, произведений Олега Кулика или группы "АЕС", хотя это люди более или менее вашего поколения ...

- Скорее, более или менее того же возраста. Но на художественную сцену они пришли гораздо позже, в совсем иную эпоху. Мне хотелось бы иметь работы каких-то совсем молодых художников. Например, Андрея Кузькина – в том числе и потому, что я знал его отца.

- То есть круг интересных вам художников – это все же круг личного общения ?

- Пожалуй, да. Сегодня я как коллекционер двигаюсь скорее в прошлое, заполняю лакуны – у меня не было, например, Виктора Пивоварова, Владимира Немухина, и они подарили мне свои работы. Из молодых мне, во-первых, никто ничего не предлагает. А если бы и предложили, я все равно хотел бы иметь возможность отобрать лучшее, а не брать, что дают. Мне важна не просто работа того или иного художника, но ключевые произведения, принципиальные с точки зрения самого автора. Но, конечно, интересны и некоторые художники нового поколения – Диана Мачулина, Ирина Корина.

- Они вам интересны, потому что на свой лад продолжают традицию московского концептуализма ?

- Нет, конечно. И моя коллекция вовсе не является чистой репрезентацией московского концептуализма. Тот же Звездочетов никогда к нему не принадлежал.

- А есть ли работы каких-либо авторов, с которыми вы не знакомы лично, которые вам тем не менее очень хотелось бы иметь в вашем собрании ?

- Мне бы очень хотелось иметь работы Ильи Кабакова, конечно... Впрочем, с ним мы знакомы...

- Может быть, кого-то из западных авторов ?

- Не знаю, не задумывался. Того же Бротарса, может быть...

13.08.2009



















Copyright © 2000-2007 GiF.Ru.
Сайт работает на технологии  
Q-Portal
АВТОРЫ СЛОВАРНЫХ СТАТЕЙ

Макс ФРАЙ, Андрей КОВАЛЁВ, Марина КОЛДОБСКАЯ, Вячеслав КУРИЦЫН, Светлана МАРТЫНЧИК, Фёдор РОМЕР, Сергей ТЕТЕРИН

ДРУГИЕ АЗБУКИ

Русский мат с Алексеем Плуцером-Сарно, Постмодернизм. Энциклопедия. Сост. А.А.Грицанов, М.А.Можейко, Крымский клуб: глоссарий и персоналии, ArtLex - visual arts dictionary, Мирослав Немиров. "А.С.Тер-Оганьян: Жизнь, Судьба и контемпорари арт", Мирослав Немиров. Всё о поэзии, Словарь терминов московской концептуальной школы, Словари на gramota.ru



Идея: Марат Гельман
Составитель словаря: Макс Фрай
Руководство проектом: Дмитрий Беляков