GiF.Ru - Информагентство «Культура» Искусство России: Картотека GiF.Ru
АРТ-АЗБУКА GiF.Ru
АБВГДЕЁЖЗИКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЫ, Й, Ь, ЪЭЮЯ

  







    К
«Кабаков»
Фамилия "Кабаков" не зря заключена в кавычки. Биографии художника Ильи Иосифовича Кабакова здесь не будет; списка заслуг, перечней выставок и публикаций - тоже. Потому что речь идет не о живом человеке, а об одном из фундаментальных мифов современной русской художественной сцены.

На страничке Ильи Кабакова в Интернете, среди немногочисленных ссылок есть одна забавная надпись: "а здесь фотография Ильи Кабакова для фанов, которых у него, видимо, никогда не будет". Какие уж тут фаны! Образ Ильи Кабакова совершенно не подходит для исполнения роли "самого известного в мире русского художника", каковым он де-факто является. Кабаков по природе своей не может быть знаменитостью, "поп-идолом", "суперзвездой" - разве что Вебер соответствующую рок-оперу напишет... да ведь не напишет!

Да, "фаны" тут были бы неуместны, зато Кабаков оставил в России множество настоящих адептов и прозелитов. Московский критик Андрей Ковалев в свое время написал остроумную статью, подвергающую сомнению сам факт существования Кабакова и, таким образом, заколотил в податливую стену русской актуальной культуры последний из великого множества гвоздей, на которых держится мемориальная табличка, свидетельствующая о практически божественной природе Кабакова: каждой уважающей себя религии необходимы атеисты.

Кабаков - не просто живая легенда, но почти сказочный персонаж, "Гудвин Великий и Ужасный" и "Золушка" в одном лице.

Кабаковское "главное": "Ужас", "Голоса", "ЖЭК", "Запад", "Пустота", "Мусор", "Бегство". Этот перечень заставляет думать, что Кабаков вольно или невольно стал транслятором общего, коллективного подсознания советского человека, вместив в себя разом и обыденность, и хтонические страхи, и мистическую надежду.

Кабаковых при всем при том всегда как бы два - с какой стороны не посмотреть.

Сначала было два "советских" Кабакова: успешный и трудолюбивый художник-график, оформивший тьму-тьмущую детских книжек, и концептуалист Илья Кабаков, создававший знаменитые "кабаковские" графические серии, подобия агитационных стендов и первые инсталляции. Мне, кстати, почему-то больше всех запомнилась не самая известная его серия под общим названием "Летают", фрагмент которой был когда-то опубликован в журнале "А-Я". Там все персонажи действительно просто летали над городом - ничего больше. Из всех известных мне работ Кабакова этот - единственный сулящий то ли "невыносимую легкость бытия", то ли просто "свет в конце тоннеля". Обычно Кабаков куда безжалостней.

Потом Кабаков уехал на Запад (или же "Запад взял к себе Кабакова"), и их снова стало два: мгновенно канонизированный, "былой", "московский" Кабаков, который "сказал то, написал это, обозначил то-то так-то, а это - так и вовсе вот так", - и "западный" Кабаков, стахановскими методами производящий одну грандиозную инсталляцию за другой на радость западным критикам и кураторам. В этих инсталляциях былые кошмары материализуются, превращаются в безопасную, но тягостную микрореальность, приобретают объем и наполняются особенной разновидностью жизни - критик Светлана Бойм, описывая его последние работы, даже изобрела изящный термин "тактильный концептуализм".

А потом Кабаков опубликовал книжку "60-е - 70-е ... Записки о неофициальной жизни в Москве", и Кабаковых еще раз стало двое: есть Кабаков, о котором рассказывают, и есть Кабаков, который рассказывает сам.

Пары эти можно множить бесконечно, было бы желание. Есть Кабаков, страдающий "комплексом провинциала" и Кабаков, "построивший" столичную художественную элиту - да так, что даже после долгих лет отсутствия его положение "московского концептуалиста номер один" лишь упрочилось. Есть Кабаков, гениально описавший свой страх перед "большим начальником", от которого зависит: возьмут вас в пионерский лагерь, или не возьмут, и есть Кабаков, который сам решал, кого взять и кого не брать с собой "в НОМУ" (списки имен, включенных и не включенных в знаменитую инсталляцию Кабакова в Москве, в свое время вызвали огромный резонанс в художественной тусовке). Есть Кабаков, чьи инсталляции наполнены гнетущей атмосферой кошмарного, скверного, унылого совкого прошлого, и есть Кабаков, чьи инсталляции (те же самые) кажутся ностальгической мечтой о прошлом, которого не вернуть. Есть Кабаков, который "поднялся в небо", и есть Кабаков, который остался внизу, "среди кучи грязи, обломков и мелкой чепухи". Есть, в конце концов, Кабаков и "Кабаков" - с этого я и начал, после чего, вопреки своему обещанию, написал о настоящем, незакавыченном Кабакове. "Сопротивление материала" называется. Ну и ладно.

Кабаков парадоксален - для меня это самое главное из всего, что можно сказать о Кабакове. Кстати, почитав многочисленные интервью с Кабаковым, я узнал, что восторженно принявший его в свои комфортные объятия Запад он воспринимает как "виртуальную реальность", сомнения в подлинности которой столь велики, что он даже не может водить машину, поскольку земля больше не имеет плотности. Свою жизнь на Западе Кабаков обозначает не как "жизнь", а как командировку, из которой он не вернется до самой смерти. Свой фантастический успех он описывает в гастрольных терминах: "Ни за что не отвечаешь и исполняешь тот номер, который давно заучил наизусть". В связи с этим хочется добавить, что для автора этих строк художник Илья Кабаков (не "Кабаков") - это, в первую очередь, человек, который сумел не только пугающе внятно репрезентировать особенности своего парадоксального восприятия действительности, но и искусно навязать его зрителю.
















Copyright © 2000-2007 GiF.Ru.
Сайт работает на технологии  
Q-Portal
АВТОРЫ СЛОВАРНЫХ СТАТЕЙ

Макс ФРАЙ, Андрей КОВАЛЁВ, Марина КОЛДОБСКАЯ, Вячеслав КУРИЦЫН, Светлана МАРТЫНЧИК, Фёдор РОМЕР, Сергей ТЕТЕРИН

ДРУГИЕ АЗБУКИ

Русский мат с Алексеем Плуцером-Сарно, Постмодернизм. Энциклопедия. Сост. А.А.Грицанов, М.А.Можейко, Крымский клуб: глоссарий и персоналии, ArtLex - visual arts dictionary, Мирослав Немиров. "А.С.Тер-Оганьян: Жизнь, Судьба и контемпорари арт", Мирослав Немиров. Всё о поэзии, Словарь терминов московской концептуальной школы, Словари на gramota.ru



Идея: Марат Гельман
Составитель словаря: Макс Фрай
Руководство проектом: Дмитрий Беляков